Семья Рэсано. Незапертые двери

У филиппинской жилой архитектуры не существует каких-то определенных канонов. Каждый строит свой дом исходя из собственной фантазии и финансовых возможностей. "Дом, в котором я родилась, до сих пор не развалился, - смеется Дженни Рэсано. - Хотя он очень старый и очень плохонький".

Дженни Рэсано

Дженни Рэсано

Дженни родилась на White beach, где живет и сейчас. Дом ее детства расположен в глубине поселка в банановой роще, почти под горой. На Миндоро никогда не происходило ничего исторически значимого, местное население здесь из века в век ведет традиционное хозяйство: разводит кур, выращивает бабаны, ловит рыбу. И, конечно же, принимает гостей из соседних провинций, приехавших искупаться в бирюзовых водах и отдохнуть на золотом песочке пляжей Миндоро. Поэтому и дома местного населения никогда не претендовали на архитектурную исключительность. Дом, в котором родилась и провела свое детство Дженни, построен из пальмовых листьев, листов фанеры, бамбуковых стволов и прочего подручного материала. "У нас была одна комната, - вспоминает Дженни. - Кухня была вынесена на задний двор. В этом месте стояла плита, там же мама стирала наши вещи по выходным, там же бродили курицы". Отец Дженни работал сантехником-водопроводчиком в муниципальной компании, а также подрабатывал на стройках да и вообще брался за любое дело. После смерти его родителей в наследство остался земельный участок рядом с главной дорогой и еще более ветхий дом. Дженни не было и трех лет, когда лачугу бабушки и дедушки снесли и заложили фундамент нового каменного дома.
Сегодня в этом двухэтажном просторном доме живет только Дженни с мужем и старенькой мамой. Остальные дети разъехались кто куда. А в старом доме в банановой роще теперь живет другая семья, купившая его практически за бесценок.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Дом, где родилась Дженни. Сейчас здесь живет другая семья.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Дом, в котором Дженни живет сейчас с мужем и мамой.

"Новый дом строился долго. Каждый сэкономленный песо вкладывался в покупку кирпича, песка, - рассказывает Дженни. - Строил отец сам, вместе со своим братом и друзьями". Второй этаж надстраивали уже Дженни с мужем, имея в планах сдавать верхние комнаты приезжающим на остров туристам.
На первом этаже дома семьи Рэсано расположились три отдельных входа. Один в помещение, которое они сдают в аренду под парикмахерскую. Второй ведет в их собственное жилище, ну а третий вход таит в себе крутую винтовую лестницу, ведущую на второй этаж. Несмотря на довольно большую площадь дома, Дженни с мужем и с мамой живут все вместе в одной маленькой комнате: диван, тумба с плазменным телевизором, гладильная доска и матрас, прислоненный днем к стене. Из комнаты есть вход в крошечный туалет, являющийся по совместительству душевой. Здесь же на первом этаже перед входом в жилую комнату расположилась приемная стойка их семейной прачечной. "Весь второй этаж предусмотрен под сдачу в аренду, - говорит Дженни, приглашая подняться по лестнице. - Тут две отдельные комнаты, в каждой из которых есть кондиционер и свой туалет с душем. Когда комнаты не сданы, мы ими все равно не пользуемся, только кухней". В обеих комнатах свежий ремонт, новая плитка в душе, новые матрасы и даже туалетный столик есть. Сейчас на Миндоро "низкий" сезон, поэтому обе комнаты пустуют. Но вообще аренда одной комнаты стоит 700 песо (500 рублей) в сутки. Проснувшись утром (а это как правило в полседьмого-семь), Дженни и Рубен поднимаются на второй этаж завтракать. "Утром, чтобы проснуться и быть бодрым мы включаем наше любимое радио", - улыбается Дженни. Музыка разносится по всему этажу, хотя с улицы ее особо не слышно. На завтрак у Дженни и Рубена, как всегда, только кофе и булочка Пандисан. "Мама с нами не завтракает, у нее утренняя молитва". На этой же кухне чуть позже Рубен готовит обед для своих женщин. В этом смысле семья Рэсано отличается от большинства других филиппинских семей, где кухонные обязанности выполняются строго женщинами.

Семья Рэсано. Незапертые двери

На первом этаже одна жилая комната, вход в которую предваряет стойка семейной прачечной.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Прихожая на втором этаже.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Из окон кухни открывается чудесный вид на гору Бако. «Каждое утро мы поднимаемся сюда, включаем музыку и завтракаем».

Семья Рэсано. Незапертые двери

В семье Рэсано готовит муж. Кулинарным секретам его научил отец, который так же готовил для своей семьи.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Вдоль всей стены тянется окно, отчего в кухне очень светло и уютно.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Коридор соединяющий прихожую и кухню. Две жилых комнаты построены как бы внутри дома.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Комната в аренду – 700 песо в сутки (500 рублей).

В этом же доме, в той части, что сдается под парикмахерскую, живет кузен Дженни. Собственно он и является тем парикмахером, который снимает это помещение. "Мерси, - представляется этот уже не молодой lady-boy. - Как мерси боку, по-французски". В своем сиреневом царстве Мерси проводит 24 часа в сутки, здесь работает и здесь же спит. Но сейчас в "низкий" сезон в течение всего дня Мерси можно застать лежащим на кушетке и увлеченно смотрящим телевизионные шоу.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Кузен Мерси – уже пятнадцать лет живет в своем сиреневом царстве.

Несмотря на тропический климат и приближающийся сезон дождей, а следовательно и сезон комаров, на окнах в доме Рэсано нет москитных сеток. "Да, комары у нас тут, конечно, есть, но не было зарегистрировано ни одного случая лихорадки Денге или чего-то такого, - пожимает плечами Дженни. - Поэтому мы не переживаем особо, спим с открытыми окнами". Хотя в гостевых комнатах сетки на окнах стоят - комфорт клиента прежде всего. Спят Рэсано не только с открытыми окнами, но и при не запертых дверях. "У нас же тут весь поселок - родственники, - улыбается Дженни. - Никто не ограбит, все свои!"
Содержание такого дома по затратам мало чем отличается от содержания одноэтажной пальмовой лачужки - плата взымается за землю, на которой построен дом и за электричество. "Воду мы качаем насосами из скважины, это дешевле, чем пользоваться услугами водопроводной компании, - объясняет Дженни. - За электричество платим много, в низкий сезон около 2500 песо (1600 рублей) в месяц, а если сдаются комнаты с работающими кондиционерами, то все 6000 песо (3900 рублей)". За земельный участок в районе главной дороги да еще и в туристической зоне Рэсано платят по 600 песо (390 рублей) в месяц. "Многие люди в нашем поселке продолжают жить в деревянных домах, наподобие того, в котором я родилась. Не смотря на то, что такое жилье требует постоянного ремонта, они не спешат отстраивать дома понадежнее, - говорит Дженни. - Люди здесь привыкли довольствоваться малым и денег как правило в семьях водится тоже немного, потому что многие мужчины растрачивают заработанное на выпивку, проигрывают на петушиных боях. Мой же папа не пил и терпеть не мог петушиные бои, он умел работать и разумно тратить, поэтому сейчас его жена имеет большой дом, готовый, если понадобится, принять в гости всех пятерых детей".

Семья Рэсано. Незапертые двери

Главная улица White Beach.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Здесь дома слепили из того, что было.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Один этаж, одна комната – в среднем так выглядит дом обычной филиппинской семьи.

Семья Рэсано. Незапертые двери

Узнайте больше о семье Рэсано
Семья Рэсано.
Прачечная
Семья Рэсано.
Отдыхать - не работать
Семья Рэсано.
Ешь на здоровье!
Семья Рэсано.
Сколько стоит "филиппинский день"?
Расскажи друзьям! Подпишись на новости:

  • Никаких комментариев пока не было создано. Будьте первым комментатором.

Добавьте комментарий